1. Нас 3000 !!! Ура-ура-ура!
    Скрыть объявление

Удочерение ребенка из России в Австралии. Наталия

Тема в разделе "Истории иммиграции в Австралию", создана пользователем Жизнь, 18 авг 2017.

  1. Жизнь

    Жизнь Администратор Команда форума

    Сообщения:
    1.758
    Город:
    МС, МП, СС, Земля
    Цель:
    Австралия
    Баллы:
    65
    EOI:
    9.02.2017
    № Визы:
    189/190
    Это история нашей подписчицы из группы в ВКПожалуйста, войдите, чтобы видеть содержимое переехавшей в Австралию с семьей несколько лет назад. И если она поможет подарить счастливое будущее хотя бы одному ребенку без родителей, то мы не зря начали вести этот блог.
    Оригинал статьи: Пожалуйста, войдите, чтобы видеть содержимое

    «Хочу поделиться нашей историей удочерения. Вернее, нашим приключением, на которое мы решились, не будучи еще обладателями перманентной визы в Австралии. Возможно, она сможет вдохновить кого-то из вас на то, чтобы хотя бы еще один ребенок из детского дома обрёл свою семью и будущее.

    Наша история — с красивым именем Наталия. Мы с мужем до иммиграции усыновили нашего сына Сашу в возрасте 3,5 лет и планировали удочерить девочку, но всё случилось не тогда и не так, как мы планировали.

    В группе «Дети ждут» вконтакте я регулярно делала перепост размещенных новых фотографий детей-сирот. Безусловно, я просматривала фотографии всех деток, но без какого-либо «прицела». Так случилось и 7 февраля 2013 года, когда в ленте новостей я увидела фотографию нашей Наташи и меня «накрыло» — это ОНА. Наша ДОЧЬ! Вернее, это я в этом возрасте. Мой муж всегда мечтал о доченьке, которая будет похожа на меня.

    [​IMG]
    Первое фото дочери
    Увидев фотографию, я обрадовалась и… испугалась одновременно. Поездка сейчас в Россию (а жили мы в Австралии на тот момент по временной 3-летней визе) абсолютно не входила в наши планы ни по временным, ни по финансовым критериям. Хорошо, что муж был в поездке в 700 км от нашего городка, и у меня было немного времени, чтобы меня совсем не переклинило от нахлынувших эмоций. Я помолилась Богу и сказала себе: «Покажу фотографию Наташи мужу, если он скажет сразу нет (а так он делает часто, когда я напираю на него «танком»), то я даже не буду уговаривать его и успокоюсь…»

    Муж вернулся домой, и после ужина я его спросила: «Любимый, можно я тебе фотографию одну покажу?» Не почувствовав «подвоха», он согласился. Я показала фотографию девочки и говорю: «Её зовут Наташа, она из Санкт-Петербурга.» Реакция мужа сразила меня наповал. Он воскликнул: «Это же НАША ДОЧЬ!!!»

    Я попыталась еще раз «дать задний ход». Помолилась на ночь и говорю: «Бог, если эта девочка от Тебя, то дай мне еще одно подтверждение, пожалуйста». И в эту же ночь я увидела во сне красивую темноволосую девушку с вьющимися длинными волосами, сидящую за компьютером. Ей около 20 лет. И слышу четко: «Это ваша дочь Наташа – в будущем…»

    Проснулась. Реву. Мужу рассказала сон. А он удивленно так: «Ты что еще сомневалась? Давай, дорогая, узнавай, какие документы отсюда нужны и дуй с сыном в Россию. Я подъеду чуть позже – для сбора бумажек. Должен же в семье еще кто-то зарабатывать».

    Так мы в течение 20 дней собрали нужную информацию, списавшись с опекой Питера и Уфы (города, откуда мы приехали) и, забрав сына из местной школы (успел сынок только 5 недель проучиться в подготовительном классе), полетели в Россию. За нашей Наташей.

    Мы были достаточно сумасшедшими, чтобы распечатать фотографию Наташи из Интернета, показывать её друзьям, родственникам и говорить, что это фотография нашей дочери. Мы были уверены, что она нас дождется. Когда её фотографию разместили в группе вконтакте, за неё просто «битва» началась. Самое интересное, были и мои тезки среди тех, кто так же, как я, «заболел» Наташей. Люди с Севера, и москвичи и откуда-то еще собирались ехать за ней. В опеке Питера подтвердили, что у Наташи было немало «смотрителей», но она…ждала нас!

    Приземлились мы с сыном в Домодедово 13 марта 2013 года после суточного перелета. На следующий день я была уже в опеке по месту нашей прописки. Нам рекомендовали тщательно скрывать факт проживания в Австралии, поскольку на иностранцев-усыновителей был введен запрет, но после 1,5 лет проживания в Австралии сын разговаривал только на английском языке. По паспортам и прописке мы – российские граждане, поэтому начали собирать необходимые документы заново.

    Предыдущее заключение о возможности быть усыновителями, полученное в 2011 году на сына, уже 2 недели как было просрочено. Опуская подробности сбора документов сначала мною, а потом мужем, который прилетел к нам через пару недель, мы получили заключение о возможности быть усыновителями к концу апреля.

    Я позвонила в опеку Санкт-Петербурга. Нам очень повезло на добрых и отзывчивых сотрудников! Мне посоветовали сначала созвониться с главным врачом дома ребенка, где находится Наташа.

    У нас состоялся очень интересный диалог. Я попросила информацию о состоянии здоровья девочки. Главный врач сходила за медкартой и начала перечислять мне её диагнозы: Умственная отсталость. Задержка развития. Органическое поражение головного мозга. Астигматизм и что-то еще незначительное. В будущем вам гарантирована дружба с психиатром. На мой вопрос «И это всё?» она покрутила пальцем у виска и сказала: «Ну, если вы такие сумасшедшие, то приезжайте».

    Воодушевленные, мы с мужем звоним в Питер и узнаем: на Наташу выдано направление другим потенциальным усыновителям. Тот, кто через это проходил, тот знает, что чувствуешь в такой момент! Как будто бы сообщили: вашу дочь у вас украли… Нам оставалось только терпеливо ждать до 6 мая, когда по истечении 10 дней кандидаты на Наташу напишут согласие или отказ. В глубине души, где-то очень глубоко, я верила, что они откажутся. Бог не мог нас обмануть!

    Буквально через несколько дней нам написала руководитель органов опеки в Санкт-Петербурге о том, что кандидаты будут писать отказ 6 мая утром. Мы решили, что должны быть к этому числу там, чтобы нас снова не опередили.

    Так мы встретились с нашей дочерью 6 мая, после тихого часа. Пришли сначала в опеку, нас там встретили очень тепло, поскольку уже отчаялись, как сами признались позже, устроить Наташу в семью. Я, как педиатр, в документах никакого криминала не увидела. Даже наоборот. Девочка родилась практически здоровой. А задержка, соответственно, результат пребывания в Системе. Первое впечатление от посещения ДР – учреждение имеет хорошее финансирование… Главный врач тоже оказалась наимилейшей женщиной, но с хорошо поставленным командирским голосом. Нам с порога заявила, что отдаст нам Наташу не раньше, чем через 2 недели общения и прогулок с ней. Мы сразу возражать не стали. Хотя из-за праздников нам пришлось там провести именно столько времени.

    Наташу заранее привели в кабинет педагога-дефектолога и усадили за столик с пирамидками и еще какими-то развивающими игрушками. Когда мы зашли туда, сказать, что мы были поражены, значит, ничего не сказать. Такая маленькая, с волосиками сухими соломкой, и отводит взгляд. В свои почти 3 года она выглядела на 1 год, не больше. Такой «звереныш» затравленный. И дефектолог старательно делает акцент на её недостатках: вот видите, не умеет делать то и то, в глаза не смотрит… Правда, через несколько минут нашей первой встречи Наташа, глядя мне глаза в глаза, коснулась своим носиком моего лица… Что очень удивило дефектолога!

    Девочка выглядела настолько непривлекательно, что даже муж начал сомневаться… Спросил меня, когда мы вышли из дома ребенка: «Любимая, ты уверена?» На что я ответила: «Я не люблю отступать. Да, будет очень непросто, но Бог испытаний не по силам не дает». Для меня это был вызов из серии «Миссия должна быть выполнена!»

    Было бы лицемерием сказать, что мы увидели дочу и прямо «растаяли как эскимо на палочке». Мы реально смотрели на вещи и понимали, что нам предстоит много работы впереди. Прежде всего, над собой. Что понадобится масса терпения и любви, чтобы эта душевно искалеченная девочка «оттаяла» и расцвела. А каким еще может быть ребенок, который с самого рождения оказался ненужным своей кровной маме, никогда не прикасалась к материнской груди, не получила личного внимания и заботы на первом, таком важном году, жизни?!

    И мы готовы были взять на себя эту ответственность. Поэтому на второй день мы написали согласие на удочерение. Опека ликовала!!! Выяснилось, правда, что судья, закрепленная за этим домом ребенка, ушла в отпуск, поэтому нам предложили оформить опекунство на Наташу, забрать её в Уфу и оформить удочерение по месту прописки. Документы нам оформили за 3 рабочих дня!

    Я каждый день ходила на прогулки с Наташей. Сначала даже часовая прогулка была для меня настоящим испытанием с этой маленькой девочкой-«танком». У неё всегда была своя «повестка дня», и если я пыталась внести коррективы в её планы, она начинала истерить, падать на землю и истошно кричать…

    Утешало меня то, что я сама была точно такой же в этом возрасте. И моей маме пришлось немало вытерпеть с моим непростым и упертым характером, сохраняя при этом спокойствие. Я только не учла на тот момент факт, что у меня к маме была привязанность, а у Наташи ко мне — нет. Мало того, дети, выросшие с рождения в системе детских домов, имеют базовое недоверие ко взрослым, и у них есть для этого основания! Поэтому психологи пишут, что забота о ребенке, у которого к вам нет привязанности – самая трудная работа на земле.

    Еще был забавный момент. Моё внешнее сходство с Наташей было воспринято в Доме ребенка (ДР) как явление одумавшейся кровной мамы (вероятно, случается и такое). Поэтому на меня смотрели косо и нянечки, нахмурив брови, спрашивали: «Вы – мама Наташи?!» На это я с улыбкой отвечала, что да – я буду её мамой.

    И вот настал этот чудесный день! 17 мая. Мы забираем нашу дочь из учреждения. Нам вручили пакет документов и осторожненько так предупредили, что когда мы покинем территорию ДР, то Наташа, мягко говоря, расстроится.

    Вот как это выглядело на самом деле. Нас проводили до ворот сотрудники, помахали ручкой вслед и как только мы начали покидать квартал, в центре которого находился ДР, Наташа, сидевшая у меня на руках, начала извиваться ужом, вырываться и истошно кричать. Поскольку я держала её крепко, чтобы не уронить, то она вцепилась зубами мне в плечо. Прокусила руку через шерстяной свитер… Тут уже от боли взывала я… Сын и муж на всё это смотрели с ужасом в глазах!

    Всю дорогу до дома, где мы остановились у моей одноклассницы по медвузу, Наташа кричала до полного изнеможения. После укуса мы догадались посадить её в «кенгурушку» вперед лицом… Она кричала от страха перед никогда не виденным в жизни транспортом, метро, маршруткой…Бедный ребенок. Ехали в метро, и я плакала от сочувствия к дочери. Абсолютно верно, таких деток называют марсианами. Они переживают такой стресс, когда выходят за стены учреждения… Это как на другой планете оказаться в один момент.

    А вечером был истошный крик в течение 2 часов в такси по дороге в аэропорт, истерики в зале аэропорта и куча раздражающих меня советов по поводу того, как воспитывать своего ребенка… от любимых соотечественников.

    Так мы оказались в Уфе. Как и предполагали, трудностей оказалось больше, чем достаточно. Наслоились еще такие факторы, как ревность сына и агрессия по отношению к сестренке, отъезд через две недели папы домой в Австралию для продолжения работы, необходимость ходить по инстанциям с двумя маленькими детьми для оформления удочерения… Помню, как пришла оформлять какие-то документы в опеку, и работница меня спросила: “Сколько у меня есть времени на оформление этого документа?” Я ответила: “У вас есть время — одно яблоко и один банан. Когда дети съедят их, то начнут разбирать бумаги на вашем столе”.

    Адаптация Наташи к семье было очень жесткой. Я свои ощущения в этот период могу описать, как ощущения человека, с которого сняли кожу. Боль вызывало даже «дуновение легкого ветерка». У дочери оказался очень сильный характер и ярко выраженные лидерские качества. К сожалению, я о типах деток из учреждений почитала и послушала лекции Людмилы Петрановской много позже, а тогда просто действовала интуитивно. Слава Богу за моего мужа и друзей, которые поддержали меня в этот очень непростой для меня период! Теперь многие трудности уже позади. Не могу поверить, что мы прошли через это: до 20 истерик в день, желание дочери сидеть в ванне с водой практически круглосуточно, «зверский аппетит» и много чего еще…

    В общей сложности мы провели в России и Украине, где жили у моего брата в ожидании австралийской визы на дочь, без одной недели год. Оформление удочерения заняло у нас 6 месяцев и почти 6 месяцев – ожидание визы. Папочка к нам прилетал на новогодние каникулы на 2 недели в Украину. Визу мы получили на пути из Украины в Россию, поскольку из-за обострившейся политической ситуации я не рискнула дольше оставаться там. Известие об этом «догнало» нас в купе поезда «Одесса-Уфа». Муж прислал мне смс-ку с этой радостной вестью. Было раннее утро. Дети спали, поэтому я просто сидела и молча плакала от счастья… Домой к папочке мы вернулись в начале марта. Вот такое у нас получилось путешествие российских австралийцев. Мы потратили на эту поездку остатки своих сбережений, которые привезли с собой первоначально в Австралию. Но спасенная жизнь хотя бы одного ребенка, обреченного на ампутацию души в детском доме, стоит всех этих приключений!
    [​IMG]
    Два года в семье
    Сегодня, когда прошло чуть больше 2 лет с момента удочерения нашей любимой Наташеньки, могу сказать с уверенностью — сейчас это АБСОЛЮТНО другой ребенок! Девочка-«танк» превратилась сначала в дикую неуправляемую «Маугли», потом в колючего «ежонка», а потом из «кокона» вышла нежная, такая ранимая, такая любимая и самая родная наша Дочь.
     

Поделиться этой страницей